Поиск

Православные выставки-
ярмарки: московские в 2017 г,
сокольнические

Пешеходные экскурсии
по Москве

Все московские выставки
в одном месте

Чудотворные иконы Афона

Икона дня

Строим храмы всем миром

Обзор росписей храмов
и монастырей online
Красота - великая сила.
Она может быть духовной.
Вы в этом месте уже были?

Иконы известных мастеров.
Их стоит увидеть.
Вы это уже видели?

Banners

Blue Flower

Источник http://www.pravenc.ru/text/293403.html

Игнатий (Газадини (Гозадино) Иаков; 1716/1717, сел. Китнос, о-в Китнос - 16.02.1786, близ Мариуполя, ныне Донецкой обл., Украина), свт. (пам. 3 февр.), митр. Готский и Кафский. Из греч. рода, переселившегося из Италии на Китнос в XII в. В 1613 г. предки И. построили в Китносе ц. св. Саввы. В детстве И. был отвезен к родственнику монаху на Афон, где в юношеские годы принял монашество. На Афоне И. получил образование, был рукоположен во диакона, иерея и хиротонисан во епископа. Затем был вызван в К-поль, где получил сан архиепископа и стал членом Патриаршего синклита.

В 1771 г. К-польский патриарх Феодосий II  (Феодосий II (Христианопулос) (22 апреля 1769 — 27 ноября 1773)) назначил И. митрополитом Готской и Кафской (Готфейской и Кефайской) епархии в Крыму. 23 апр. 1771 г. прибыл вБалаклавский во имя вмч. Георгия Победоносца мон-рь, а 27 апр.- в Бахчисарайский в честь Успения Пресв. Богородицы мон-рь в предместье Бахчисарая Мариамполе, где находился центр епархии. И. направил усилия на возрождение и сохранение греками национального самосознания и правосл. веры. В ходе русско-тур. войны рус. войска в 1771 г. захватили мн. города Крыма, в т. ч. Кафу (Феодосию), куда 15 авг. того же года по приглашению рус. военного начальства ездил И. Присутствие русских войск способствовало укреплению положения христиан на полуострове. И. решил воспользоваться ситуацией и 29 сент. написал в Святейший Синод прошение о принятии его епархии в юрисдикцию Русской Церкви. В нояб. обратился к имп. Екатерине II с просьбой принять крымских греков в подданство Российской империи. Не дождавшись ответа, 8 дек. 1772 г. снова направил Екатерине II письмо с аналогичной просьбой.

Вскоре в условиях политической нестабильности Крымского ханства Екатерина II решила переселить крымских христиан в Россию с целью подорвать экономику ханства и поставить его в зависимость от России. Командующий русскими войсками в Крыму ген.-поручик А. А. Прозоровский 25 февр. 1778 г. получил указание приглашать христиан на поселение в Азовскую и Новороссийскую губернии, а губернаторы - принимать и расселять выходцев из Крыма. Особое место в организации переселения отводилось И., к-рый 23 апр. того же года во время пасхальной литургии в Успенской ц. Бахчисарайского мон-ря сообщил пастве о предложении российской стороны. Составил воззвание, в котором описывал тяжелое положение христиан в Крыму под татар. гнетом и свободу и безопасность, ожидавшие их в России. Среди христиан началась агитационная работа духовенства и близких к митрополиту людей, в частности вызванного им с Китноса племянника, впосл. капитана И. А. Гозадинова. В результате удалось склонить часть христиан к переселению.

Организация переселения была поручена новому командующему рус. войсками в Крыму и на Кубани ген.-поручику А. В. Суворову. 16 июля 1778 г. он принял составленное И. «Постановление крымских христиан», в котором были сформулированы их условия («пункты митрополита Игнатия») по переселению: поселение отдельно от других народов, гражданская и духовная автономия, разрешение всеобщими свободными выборами определять свою администрацию, сохранение Готской и Кафской епархии и ее подчинение Святейшему Синоду. С этими условиями согласилось и арм. духовенство. 17 июля того же года И. просил предоставить ему монаршую грамоту, гарантирующую выполнение условий, поскольку из-за неопределенности будущего мн. христиане отказывались от переселения. Выполнить такую просьбу сразу было невозможно, ген.-губернатор Малороссии гр. П. А. Румянцев пообещал, «что православные христиане должны быть весьма обнадежены, что найдут под скипетром спокойную жизнь, возможное благополучие и такие выгоды, каких себе предположить не могут». С нач. авг. духовенство еще активнее взялось за агитационную работу среди христиан, благодаря чему переселение в сер. авг. стало наращивать темпы и 18 сент. было завершено. В этот день в Россию отправился И. вместе с последней партией переселенцев. 24 окт. он приехал в Александровскую крепость (ныне Запорожье), где прибывшие проходили регистрацию. Всего из Крыма было выведено свыше 30 тыс. христиан, в т. ч. ок. 8 тыс. детей.

14 марта 1779 г. указом Екатерины II И. был принят в российское подданство, Готская и Кафская епархия перешла в юрисдикцию Святейшего Синода и была размещена на части территории Славянской и Херсонской епархии. Митрополит поселился в Самарском Пустынном во имя свт. Николая Чудотворца мон-ре, занимался вопросами создания монастыря во имя вмч. Георгия Победоносца в окрестностях Павлограда. Ездил по местам проживания греков, к-рые временно были поселены вдоль рек Орель и Самара от Екатеринослава (ныне Днепропетровск) почти до Харькова в крайне стесненных условиях. Из-за скученности населения, голода, эпидемий многие люди умирали. Переселенцы обвиняли И. в своих бедах, но его усилиям противодействовало руководство Азовской губ., прежде всего губернатор В. А. Чертков. И. протестовал против насильственного поселения греков в местах, выделяемых без учета их желания. Писал просьбы и жалобы в разные инстанции, после обращения в нач. мая 1779 г. к кн. Г. А. Потёмкину был приглашен в С.-Петербург, где участвовал в согласовании мест проживания переселенных христиан. 21 мая Екатерина II подписала жалованную грамоту, согласно которой выходцам из Крыма даровались свободы и привилегии. Благодаря настойчивости И. ордером Потёмкина от 29 сент. того же года, а затем указом Екатерины II от 2 окт. для греков был создан Мариупольский у. В апр. 1780 г. началось его заселение, строился Мариуполь, названный в честь Божией Матери, появился Мариупольский греч. суд - орган, выполняющий адм., полицейские и судебные функции в уезде. На новых землях греки получили значительные земельные наделы, были освобождены от рекрутской повинности, не разрешалось размещение воинских частей в их населенных пунктах. Уже в 1780 г. И. выстроил в Мариуполе несколько церквей: Харалампиевскую соборную, Рождества Пресв. Богородицы, вмч. Феодора Стратилата и Успенскую, куда была помещена старинная икона Божией Матери «Одигитрия», привезенная из Крыма. Участвовал в строительстве и освящении сельских церквей уезда.

Рака на месте захоронения свт. Игнатия (Газадини) в ц. вмц. Екатерины в Мариуполе. Фотография. 1990 г. (ГИМ)

Рака на месте захоронения свт. Игнатия (Газадини) в ц. вмц. Екатерины в Мариуполе. Фотография. 1990 г. (ГИМ)

И. поселился в Мариуполе, первоначально жил в убогой землянке. 7 сент. 1780 г. в его доме был пожар, уничтоживший мн. документы по истории Готской и Кафской епархии и переселения греков в Россию. После этого для него был построен удобный дом. Для отдыха он избрал дачу в 5 км от города вверх по р. Кальмиус, где ему была выделена земля площадью 1500 дес. Он развел там фруктовый сад, выстроил каменную келью. Планировал основать в этом месте мон-рь во имя вмч. Георгия Победоносца. Из-за голода и новых людских потерь напряженные отношения между И. и частью греч. общины сохранялись и в Мариуполе. Председатель Мариупольского греч. суда признал действия И. по обустройству своей дачи незаконными и собрал толпу, к-рая снесла ограду и уничтожила сад. Митрополит после очередного богослужения попросил своих сторонников отделиться от противников и проклял последних. Конфликт продолжался вплоть до смерти И. Уже после его кончины мариупольские греки связывали многочисленные природные катаклизмы, в т. ч. частые засухи, с его проклятием. 

Скончался после 2-недельной болезни на своей даче. Готская и Кафская епархия с его смертью прекратила существование, а ее приходы перешли в Феодосийско-Мариупольское вик-ство Славянской и Херсонской (позже Екатеринославской и Херсонской) епархии. Погребен в Харалампиевском соборе Мариуполя, в кресле, в сидячем положении, по обычаю того времени и предсмертному завещанию. Над могилой святителя поставили памятник и вывезенную им из Крыма икону вмч. Георгия Победоносца. По приказанию вик. Екатеринославской епархии Феодосийского еп. Дорофея (Возмуйлова) памятник был снят, а место погребения закрыто досками. И. завещал свое имущество, значительная часть к-рого была привезена из Крыма, священникам и храмам Мариуполя и уезда. Однако греч. суд сразу после его кончины повелел запечатать его комнаты своей печатью и поставить караулы без согласования с родственниками покойного.

Несмотря на ряд конфликтов, почитание И. проявлялось при его жизни. Так, жители с. Георгиевка, основанного в Приазовье пленными грузинами и валахами, выкупленными при переселении у крымских татар, переименовали село в Игнатьевку (ныне Староигнатовка Тельмановского р-на Донецкой обл.). Почитание И. укрепилось среди потомков переселенцев. В Мариуполе с почестями встречали его племянника И. А. Гозадинова, приезжавшего из Крыма, а также внука Игнатия, названного в честь деда. В 1845 г. для Харалампиевского собора в Мариуполе было построено новое здание. Греки обратились с просьбой при переносе собора на новое место разрешить им перенести прах митрополита, но Синод не разрешил трогать останки покойного. В 1847 г. греки просили при сносе здания старого собора разрешить им за свой счет поставить на месте погребения И. памятник. Синод предложил вместо памятника устроить часовню, однако вопрос со сносом храма затянулся. В 1867 г. греки обратились с новой просьбой разрешить им за свой счет возобновить собор как церковь с новым посвящением во имя вмц. Екатерины. Получив разрешение, они начали ремонтные работы. В мае того же года при перемощении старого деревянного пола под правым клиросом была случайно вскрыта усыпальница И. и обнаружены его нетленные мощи. В 1886 г. в Мариуполе торжественно отпраздновали 100-летие со дня его смерти. Городская дума постановила учредить стипендию в память И. в Мариупольском ДУ, выставить в зале думы его портрет, 16 февр. 1886 г., в день кончины И., отслужить панихиду на его гробнице.

После установления советской власти ц. св. Екатерины в 1936 г. была разрушена, мощи святителя перенесли в подвал Мариупольского городского краеведческого музея. В 1942 г., во время оккупации города немцами, по инициативе греков мощи при участии многочисленного народа были перенесены в открытый в одном из жилых домов храм. При отступлении из города в сент. 1943 г. немцы подожгли это здание. Уцелевшие останки И. собрал иподиак. Василий Мултых (впоследствии протоиерей) и перенес в Преображенскую ц. В 1993 г., по завершении строительства и освящения кафедрального собора во имя свт. Николая Чудотворца в Мариуполе, мощи были перенесены в этот храм.

11 июня 1997 г. решением Свящ. Синода УПЦ И. был причислен к лику местночтимых святых. 15 нояб. 1998 г. в соборе во имя свт. Николая Чудотворца состоялся чин прославления свт. Игнатия Мариупольского, торжество возглавил Предстоятель УПЦ, митр. Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан). В 1999 г. часть мощей была перенесена в Бахчисарай. В честь И. освящены престолы неск. храмов в Мариуполе и Донецке и храм на территории Донецкого металлургического завода, построенный в 2003 г. В 1998 и 2008 гг. в Мариуполе были установлены памятники митрополиту.

 

Источник http://lib.pravmir.ru/library/readbook/3419

Этот преподобный старец Дионисий был точной копией возобновителя монастыря, от которого унаследовал и само имя. Он рано лишился отца, но мать, бывшая человеком великодушным, дала прекрасное воспитание, как ему самому, так и его брату Стефану, которого он позднее привел к выбору монашеского пути. Весьма немаловажен для того времени и тот факт, что будущий старец имел диплом о среднем образовании, поскольку был учителем.

Настоятель Ставровунийского монастыря на Кипре старец Дионисий ΙΙ монах в день своей интронизации. Рядом правящий епископ митрополит Китийский Макарий – впоследствии Архиепископ Кипрский Макарий III

Изображение взято по ссылке http://www.pemptousia.ru/2014/08/%D0%B1%D0%BB%D0%B0

%D0%B3%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%

D0%B2%D0%B5%D0%B9%D1%88%D0%B8%D0%B9-D0%B4%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B8%D

0%B9-%D0%BC%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D1%

88%D0%B8%D0%B9-%D1%81/

Когда он пришел к своему старцу чтобы принять постриг, то не закончил еще учиться. Но рассудительный старец отослал его вместе с рясой обратно для завершения учебы. Познав тонкости монашеского жития, Дионисий Младший одновременно научился от своего весьма мудрого старца и искусству иконописи, считаясь впоследствии одним из замечательных и крупных иконописцев, достигнув прекрасных результатов.

Но что нам сказать об этом приснопамятном подвижнике и продолжателе нашего отеческого предания, скрывавшем под таинственным покровом молчания и тайного делания всю свою жизнь, и которого все дела запечатлены венцом добродетелей – смиренномудрием? Он был приучен и ревностно следовал основному принципу монашеского делания «работать в тайне» и мы, убогие, замечали, какое удовольствие ему доставляло «тайное» исследование помыслов и незаметное для многих совершенствование в святости.

Я не могу припомнить, когда точно он привел в монастырь своего родного брата Стефана, но было совершенно ясно, что он неустанно заботился о том, чтобы научить его монашескому житию, почему Стефан всегда и находился при нем, в особом помещении.

То усердие, благочестие, скромность, уступчивость, смиренномудрие и литургический настрой, что были свойственны иеромонаху Стефану, свидетельствовали об отеческой заботе и попечении этого преподобнейшего старца Дионисия.

Для других братьев, и особенно для более молодых, он являлся солью и светом. Под влиянием тихого и кроткого старца менялись и другие отцы, а при возникавших недоразумениях одного только его присутствия и ласковых слов было достаточно, чтобы все успокоились в случае какого-либо недоразумения.

Как тень следует за любым телом, которое ее отбрасывает, так и здесь этого старца сопровождали кротость, простота и мир. Слова одного из блаженств, произнесенных Господом: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими»[1], полностью подходят к отцу Дионисию настолько, насколько эту заповедь может исполнить человек. Никто не помнит, чтобы его видели когда-нибудь встревоженным или чем-то обеспокоенным, либо говорящим грубо и резко. Но напротив, его слова, нрав, да и вообще все поведение в целом, были подобны миру и благоуханию Христову.

А как он умел утешить и «умастить», согласно изречению, нас, молодых, словами из Священного Писания и толкованиями на них. Как-то раз я совершил что-то по неосторожности, а скорее по юношеской неопытности и желанию выказать себя. Он подошел ко мне, по-отечески улыбаясь, и с любовью кротко сказал мне следующее: «Павел нас учит, что: «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры, Иисуса…»[2]

Кроме практических добродетелей, его отличало и то, что он пребывал буквально в плену трезвения и внутреннего созерцания. Целыми часами старец мог проводить на одном месте неподвижно в восторженном состоянии, в местах удаленных и тайных: от него часто исходило тонкое духовное благоухание, свидетельствовавшее о присутствии Божественной благодати и обнаруживавшее пред теми, кто знал об этом, что он за человек. По этой самой причине отец Дионисий старался не задерживаться долго на одном месте.

Он был также весьма воздержен в пище, и никто никогда не видел, чтобы старец ел что-то вне трапезы, в которой также проявлял воздержание. Отец Дионисий никогда не вкушал скоромного, а самое большее, что он позволял себе, была пища с маслом в тот период, когда не было поста. Во дни тех старцев в монастыре дозволялся добровольный пост.

К службам старец всегда имел великую ревность, а когда не пел, то становился в отдалении и молился почти всегда с закрытыми глазами, только губы его шевелились иногда. Выражение лица, одно его присутствие представляли собой духовное зрелище. Сердце старца, исполненное божественной любви, распалялось ревностью по Богу, и ничто не могло отвлечь его устремленный к Богу ум.

Отец Дионисий никогда не говорил лишних и бесполезных слов, но лишь то, что касалось дел монастыря или какой-нибудь духовной темы, имея в виду наставить и поддержать собеседника. А вообще обычно он молчал. Имея неразлучным своим спутником нестяжание и «нищету», старец не приобрел ничего от принадлежащих веку сему, как и бывшие до него отцы, кроме простой и скромной одежды. Со свойственным ему смиренномудрием старцу удалось неприметно, а, следовательно, в безвестности прожить всю свою жизнь: неизвестным для многих, но известным Одному Тому, Кого возлюбил с самого детства и Кому ревностно следовал.

Моя попытка в общих чертах внешне описать жизнь этого поистине богоносного и богодухновенного старца скорее умаляет его образ. Ведь что можно сказать об «избранном сосуде»[3], в котором «смертное поглощено жизнью»[4], а каждой мыслью и действием руководит «ум Христов»?

После смерти преподобного Варнавы, уступая оказываемому на него давлению отец Дионисий принял игуменство, но жить ему оставалось уже недолго. Неусыпные заботы, связанные с тяжелым пастырским трудом, еще более стали утомлять находящегося уже в глубокой старости отца Дионисия и, таким образом, исполненный дней и добродетелей, которые сознательно возделывал, он преселился в вечность.

В воскресенье Святых Отцов I Вселенского Собора старец был на всенощном бдении, затем причастился Святых Тайн и, изнемогая от усталости, удалился в келью. Чуть позже его пособоровали, и во второй половине дня он мирно предал душу Господу. Это случилось в 1951 году.

Источник http://www.deir.org/libr/?go=book&id=576&p=22

“Препод. отец Геннадий Черниговский, иже во Ильинском монастыре живяше, и написа чудотворный образ Пресв. Богородицы, кой многое время плакал в лето 7160. Чти — есть книга Руно Орошенное”.

Подробности

http://bestobshenie.su/artis

 Дубенский Григорий Константинович, впоследствии монах Геннадий или Геннадий Черниговский (уп. 1658)

Уже вбытность монахом Ильинского монастыря в Чернигове, в 1658 г. написал образ Богоматери, который в дальнейшем прославился чудесами. 

В апреле 1662 г. от иконы в течение восьми дней текли слезы, затем она спасла монахов от татар. Чудеса от иконы происходили и в 1667–1696 гг. Чудеса от иконы описаны в сочинении Дмитрия Ростовского “Руно орошенное” и в сочинении Ивана Максимовича “Богородице Дево”.

Изображение иконы Всех святых

взято по ссылке 

http://st-vera.orthodoxy.ru/images/icons/saints/all_saint.jpg

Источник http://lib.pravmir.ru/library/readbook/3419

 Преподобный старец Дионисий, о происхождении и раннем периоде жизни которого нам ничего неизвестно, служил диаконом во Вселенской Патриархии. Однако вскоре он оставляет это служение и удаляется на безмолвие в скит Кавсокаливитов на Святой Горе Афон, в келью святого Харлампия. Отличаясь совершенной нестяжательностью, любя безмолвие и непрестанно внимая себе, в поисках безпопечительной и безмолвной жизни, Дионисий постоянно менял места своего пребывания. Так, передавали, что он обошел множество лежавших в руинах монастырей и скитов и около 1878 года посетил Кипр. Его внимание привлек заброшенный в то время исторический Ставровунийский монастырь, поскольку местность, где он находился, была тихой и пустынной. Однако Господь попустил так, что монастырь вскоре был уничтожен в результате пожара, виновниками которого стали пастухи. И тогда благочестивый подвижник Дионисий оставляет это место и переходит в другой, также находящийся в одном из пустынных мест острова, — монастырь Троодитисса. Настоятелем в то время там был архимандрит Герман. Будучи весьма искусным иконописцем, во время своего пребывания в этом монастыре Дионисий написал иконы для иконостаса. Примерно в 1890 году этот блаженный старец узнает, что монашеская жизнь в Ставровунийском монастыре стала как-то налаживаться, вследствие чего он возвращается туда и продолжает там нести свои аскетические труды — уже до самой своей кончины.

   Самым древним строением монастыря, который, по преданию, был сооружен святой царицей Еленой на обратном пути из Иерусалима в Константинополь после обретения Честного Креста, был находящийся на самой вершине горы Крестовоздвиженский храм с кельями вокруг него. В нем блаженный старец Дионисий и оставался на субботу и воскресенье всякий раз, когда совершалась Божественная литургия. Остальные дни недели он проводил в безмолвии и занятиях иконописью в каких-то небольших кельях, построенных им самим на юго-восточном склоне горы.

    Около 1890 года в этот монастырь пришел Варнава (впоследствии его настоятель) с двумя своими братьями — Каллиником и Григорием. Перед тем как прийти к старцу Дионисию, они пробыли некоторое время на Афоне, где были наставлены в отеческом предании: Варнава — в общежительном Каракалльском монастыре, а его братья Каллиник и Григорий — в Каливе «Святого Георгия», что относится к Скиту Святой Анны. Впоследствии там обосновалось знаменитое братство Карцонеев.

    Присутствие трех молодых монахов в только что созданном братстве старца Дионисия вскоре привлекло и других, таких же богобоязненных, так что в результате возник общежительный монастырь. Любитель безмолвия и еще в большей степени трезвения сам Дионисий не только не изменил свой образ жизни, но одновременно со всей строгостью обучал своих учеников в подлинно афонском духе тому, что считал главнейшей обязанностью монаха, а именно: послушанию, отречению собственной воли и, особенно, молитве. Он указывал на молчание и нестяжательность, как на основные средства к достижению молитвы и состояния трезвения, а также на самоукорение, как на матерь смиренномудрия. Старец был настолько молчалив, что это свидетельствовало о том, что он был занят «тайным» исследованием помыслов, постоянно впадая в состояние сердечного безмолвия. Он часто говорил юному тогда Дионисию:

    — Ах, чадо! Хочу с кем-нибудь поговорить и не нахожу никого, кому бы я мог передать эти тайны.

    — А почему бы тебе ни поговорить со мной? — спрашивал его юный Дионисий. И старец отвечал:

    — Не можешь ты еще, чадо, понять их значение.

  Конечно, духоносный старец не открыл тогда тайн созерцания молодому своему преемнику, но и не лишил его вовсе духовного наследства, которое оставляет истинный отец и наставник законному сыну и ученику, поскольку далее мы убедимся в том, что молодой Дионисий во всем стал подражать своему истинному отцу и учителю.

Дионисий Ставровунит Первый, бывший Кавсокаливит

 

Изображение взято по ссылке

http://www.pemptousia.ru/2011/

12/starec-dionisios-stavrovunitis/

    Богодухновенный, духоносный и преподобный старец Дионисий, как добрый домоправитель, наставлял собравшихся вокруг него братьев в подлинном святоотеческом и афонскомдухе. Достигнув глубокой старости и предвидя свою кончину, он преселился в мир иной.

   Этот святой жизни человек не только восстановил Ставровунийскую обитель на Кипре, но и стал родоначальником ее монашеского братства. О святости корня свидетельствуют прекрасные плоды, ибо, по слову Господа: «дерево познается по плодам» (Мф.7:20).

http://www.ortlife.ru/

Двенадцать греков, строителей Соборной Успенской церкви Киево-Печерской Лавры (память 14/27 февраля по н. ст.).

 Великолепная церковь Лаврская устроена была волею и Промыслом Самого Господа Бога по молитвам первоначальников Печерской обители преподобного Антония и Феодосия.

 Один из потомков варяжского князя Африкана по имени Шимон, изгнанный своими родичами из родной земли, пришел в Россию к благоверному князю Ярославу, который с почетом принял его и поместил у своего сына Всеволода. Во время нашествия половцев. Князь Всеволод с Шимоном выступил против иноземцев в союзе с другими князьями.

 Собираясь в поход, Шимон зашел к преподобному Антонию за благословением на брань. Старец откровенно предсказал ожидавшую их погибель. «Ты же, — сказал блаженный старец, — будешь спасен и положен здесь в церкви, которая здесь создастся». Позже, когда Шимон лежал на поле брани, раненный, то увидел великую церковь и возопил: «Господи избави меня от горькой смерти молитвами Пречистой Твоей Матери и преподобных Антония и Феодосия Печерских!» И тут какая-то невидимая сила исторгла его из среды мертвых, он исцелился от ран и благополучно возвратился в Киев.

 Пришедши к преподобному Антонию и рассказав о случившемся, он еще прибавил: «Отец мой Африкан сделал крест, величиною с десять локтей, с изображением Распятаго на нем Спасителя. И в знак особого почитания этой святыни он возложил на чресла Распятаго пояс с пятьюдесятью гривнами золота, а на главу Его золотой венец.

Когда я, изгнанный моими родными из дому, уходил в Россию, то взял с собою с креста этот пояс и венец; при этом я слышал голос: «Не возлагай, человек, этого венца на голову Мою, но неси, на приготовленное место, где преподобным созидается церковь Матери Моей, дай ему в руки, чтобы он повесил над жертвенником Моим». В трепете я упал на землю и лежал как мертвый. 

Потом, во время моего путешествия по морю, однажды поднялась на море большая буря, так что все мы уже готовились к смерти. Тогда я, вспомнив о поясе и о таинственном голосе, возопил: «Господи, прости меня, я погибая из-за пояса, который взял с Твоего святого изображения на кресте». Вдруг я увидел высоко в небе церковь и думал: «Какая это церковь? — и слышу голос свыше: «Та, которая созидается преподобным во имя Божией Матери, и размеры ее определить тем золотым поясом: 20 поясов в ширину, 30 — в длину и 50 — в вышину, и в ней ты будешь положен». После этого море вдруг утихло». 

Икона "Греческие строители

получают заказ у Пресвятой Богородицы"

Изображение взято по ссылке

 https://ru.wikipedia.org/wiki/

Двенадцать_греческих_мастеров

 

Рассказав все это, Шимон прибавил: «Доселе, отче, я не знал, где созидается показанная мне церковь, пока не услыхал из твоих честных уст, что я буду положен здесь, в церкви, которая созидается, — и при этом подал пояс преподобному со словами, — вот мера основания церкви той». Затем, отдавая венец, сказал: «Пусть этот венец будет повешен над святым жертвенником». Старец прославил Бога и сказал: «Чадо, с этих пор пусть не будет тебе имя Шимон, но Симон».


 

Через несколько лет после того, как Симон вручил преподобным пояс и венец, пришли в Царьград четверо очень богатых церковных зодчих к преподобным Антонию и Феодосию и сказали: «Где хотите начать строить церковь?» Преподобные отвечали: «Где Господь укажет это место». Мастера заметили: «Чудная вещь, вы узнали время своей смерти, а доселе не назначили места для своей церкви, дав нам на работу столько золота». 

Тогда преподобные, в присутствии свей братии обители, просили греков пояснить, что значит слова их. Те рассказали следующее: «Однажды рано, при восходе солнца, к каждому из нас в доме пришли благообразные юноши, говоря: «3овет вас Царица во Влахерну». И мы, собравши всех своих родственников и друзей, пришли во Влахерну одновременно все и при этом из расспросов узнали, что одни и те же юноши одинаковыми словами звали каждого из нас. Вдруг мы увидели Царицу и множество воинов вокруг Нее — и поклонились Ей. И Она сказала: «Хочу Себе воздвигнуть церковь в России, в Киеве. Повелеваю вам взять золота на три года и идти строить ее». При этом Она указала нам идти к преподобным Антонию и Феодосию, прибавив, что Антоний, благословивши начало постройки, отойдет в вечность, а Феодосий пойдет за ним на второй год. Отправляя нас, Царица вручила нам мощи семи святых мучеников — Артемия, Полиевкта, Леонтия, Акакия, Арефы, Иакова и Феодора, чтобы мы положили их в основание церкви. О размерах сей церкви Царица заметила: «Для меры послала Я пояс Сына Моего, по Его же повелению, но выйдите на открытое место и увидите размеры ее».

 Вышедши из церкви, мы увидели церковь на воздухе и, вернувшись, поклонились Царице и спросили: «Госпоже, в чье имя будет церковь?» Она сказала: «Хочу назвать ее в Мое имя». При этом Она дала нам эту святую икону, говоря: «Она будет наместницею». Отправляя нас, Царица обещала наградить нас за это дело и дать то, чего око не видело, и ухо не слышало, что не взошло и на сердце человека». Выслушав этот рассказ, все иноки прославили Бога и Пречистую Богоматерь. При этом преподобный Антоний сказал этим зодчим, что никто из нас не приходил никогда к вам, на что зодчие отвечали: «Царицыно золото мы получили от вас при многочисленных свидетелях и через месяц по получении отправились мы в путь и ныне десятый день, как мы вышли из Царьграда». После этого преподобный Антоний разъяснил, что на все это воля Божия, что давшие им золото были Ангелы Божии, а Царица во Влахерне — Сама Пречистая Матерь Божия.


Относительно же сходства нашего с вручившими вам золото один Бог знает. Когда же греки вторично спросили о месте, на котором им предстоит строить церковь, преподобный Антоний сказал: «Мы проведем три дня в молитве, и Господь покажет нам». Во время молитвы преподобному Антонию явился Ангел Божий и сказал: «Ты обрел благодать предо Мною». Преподобный со смирением заметил: «Господи, если я обрел благодать пред Тобою, то пусть будет завтра на всей земле роса, а на месте, которое Ты благоволишь освятить, пусть будет сухо». На другой день нашли то место, где теперь церковь, сухим, а вокруг была роса. На другую ночь преподобный Антоний молитвенно возопил: «Господи, да будет по всей земле сухо, а на месте святом роса!» Так и оказалось и, таким образом, Сам Господь указал место для новой церкви.

 Вся братия собралась вокруг места, назначенного для церкви, и преподобный Антоний размерив ширину и длину храма поясом, принесенным Симоном, благословил это место и, подняв руки, громким голосом сказал: «Услышь о, Господи, услыши мене днесь огнем, да разумеют вси, яко Ты еси, хотяй сего», и упал огонь с неба и пожег весь хворост и терние и истребил росу, и сделал углубление, подобное рву, на отмеренном месте. Все присутствующие пали от страха как мертвые. На сем месте преподобными отцами Печерскими Антонием и Феодосием основана каменная церковь Лаврская во имя Успения Божией Матери в 1073 году. В основание церкви положены были честные мощи поименованных выше святых мучеников, данные строителям во Влахернском храме.

Согласно определению Царицы Небесной, преподобный Антоний через некоторое время, в самый год основания церкви, мирно скончался, а преподобный Феодосий усердно заботился о построении храма и через год, когда уже стены церкви подняты были над фундаментом, также мирно почил. Церковь была окончена постройкой в третий год игуменства св. Стефана (1074-1094 гг.), преемника преподобного Феодосия.


 По прошествии десяти лет с того времени, как волею и силою Пречистой Матери ей присланы были из Константинополя строители церкви Печерской, пришли к игумену Печерскому Никону (U 1088 г.) из того же Константинополя иконописцы и обратились к игумену с такой удивительной речью: «Покажи нам тех, которые уговаривались с нами относительно иконописного украшения церкви. Хотим мы с ними сосчитаться, так как при уговоре они нам показали маленький храм для иконописного украшения, а эта церковь очень велика. Или иначе возьмите от нас данное нам при уговоре золото и мы возвратимся в Царьград». Выслушав эту непонятную речь иконописцев, игумен спросил: «А каковы на вид были уговаривавшиеся с вами?» Иконописцы, указав черты внешнего вида и лиц их, прибавили, что один из уговаривавшихся назывался Антонием, а другой — Феодосием. Тогда игумен кротко отвечал им: «О, дети, невозможно вам показать этих лиц, так как уже более десяти лет прошло с тех пор, как они отошли к Богу и ныне непрестанно молятся о нас, охраняя эту церковь, оберегая свой монастырь и заботясь о подвизающихся в нем». Ужаснулись такому ответу иконописцы. Они привели многих свидетелей, в присутствии коих происходил уговор, и сказали игумену: «В присутствии этих людей названные нами иноки договаривались с нами и в их присутствии мы получили золото из рук иноков, а ты не хочешь нам их показать. Если они уже скончались, покажи нам их образ, чтобы мы и свидетели могли видеть, те ли это были». Тогда игумен пред всеми вынес образ преподобных Антония и Феодосия Печерских. При виде образа, иконописцы и свидетели поклонились до земли и сказали: «Это воистинну были они, и мы веруем, что они живы и по смерти, и могут помогать и защищать обращающихся к ним».

 При этом свидетели-купцы греческие, принесли в дар краски, привезенные ими для продажи. А иконописцы, раскаясь в своих грехах, вот что рассказали о своем прибытии: «Когда мы приплыли на лодке к г. Каневу, то издали на возвышении увидали обширную церковь и спросили тут бывших людей: «Какая это церковь?» Те нам отвечали: «Печерская, которую вы имеете украсить». Мы, недовольные тем, что церковь так велика, решили немедленно плыть назад, вниз по реке. Наступившей ночью поднялась страшная буря, и лодка наша плыла вверх по реке, против течения, как бы некоею постороннею силою увлекаемая, — по утру мы очутились у Триполя. Страх напал на нас, и мы весь день размышляли, что это значит, что за одну ночь, не гребя, проехали мы такой путь, который обыкновенно проходится за три дня. В следующую ночь мы снова увидели эту церковь и в ней наместную икону Пресвятой Богородицы, Которая нам сказала: «Зачем вы, люди, напрасно противитесь воле Сына Моего и Моей? Если ослушаетесь Меня и поплывете вниз, — Я возьму вас и поставлю у церкви Моей, и знайте, что вы не выйдете оттуда, но, постригшись там в монастыре, окончите свою жизнь, — и Я вам дам милость Мою в будущей жизни, по молитвам этих строителей Антония и Феодосия». Встав по утру, мы все-таки поплыли вниз, но при всех наших усилиях лодка не только не двигалась вниз, а напротив, плыла вверх против течения, наперекор нам. После долгих и тщетных усилий, мы, наконец, образумились и покорились воле Божией, и очень скоро лодка наша очутилась у стен монастыря». Когда иконописцы окончили свой рассказ, то все слышавшие и присутствовавшие здесь прославили Господа Бога и Пречистую Его Матерь и преподобных Антония и Феодосия.


 

Иконописцы принялись за дело украшения и росписи святой церкви и, Сам Господь дивными знамениями и чудесами помогал им.

Когда иконописцы красками расписывали алтарь в этой Богозданной церкви, то чудесною силою изобразился в алтаре дивный образ Матери Божией. Чудо это совершилось на виду у всех. Иконописцы в это время все вместе находились у алтаря, занимаясь своим делом, в числе их был в учении и один из Печерских подвижников, преподобный Алипий (память 17 августа). Вдруг на стене явился чудный образ Богоматери. И когда все здесь присутствовавшие устремили на явленный образ свои удивленные взоры, то вдруг образ этот засиял необычайным светом, ярче солнца, так что смотреть на него нельзя было, и видевшие это чудо пали ниц. 

Когда, поднявшись, иконописцы стали опять всматриваться в этот дивный образ, то из уст изображенной на нем Матери Божией вылетел белый голубь и полетел к иконе Спасителя и за иконой скрылся. Затем этот голубь вылетел из уст Спасителя и летал по церкви, подлетая к каждой иконе святых и садясь одному на руку, другому на голову, и потом залетел за икону Матери Божией. Иконописцы хотели поймать голубя, приставили лестницу, но, поднявшись по ней, ничего не нашли за иконою и затем, обыскав всю церковь, нигде голубя не нашли. Все стояли с устремленными взорами на икону, чудесно явившуюся в алтаре, и вдруг снова голубь вылетел из уст Матери Божией и полетел к образу Спасителя. Стоявшие внизу люди с криком: «Ловите его», — обратились к мастерам, работавшим наверху, те распростертыми руками окружили голубя, чтобы Его поймать, а Он снова влетел в уста Спасителя, и яркий свет опять осиял иконы, и бывшие здесь мастера пали ниц и поклонились Господу с душевной благодарностью, что сподобились видеть действие Пресвятого Духа, пребывающего в Печерской церкви.

Окончив украшение храма иконами и живописью, иконописцы остались жить в Печерской Лавре, упражняясь в молитве и украшая себя подвигами и добродетельной жизнью. Приняв иноческое пострижение, они и скончались в обители в глубокой старости. Так исполнилось предсказание, которое слышали блаженные иконописцы от пречистой иконы Богоматери, Которая им сказала: «Не уйдете оттуда, но, постригшись там, окончите свою жизнь».

Греческие мастера — и зодчие, и иконописцы, — потрудившиеся при создании Успенской церкви в Киево-Печерской обители, погребены в пещере преподобного Антония, где до сих пор лежат нетленными. Они положены в особом затворе (пещере) рядом, один подле другого, между нетленно почивающими мощами преподобных Авраамия-затворника и Исаакия. Вероятно, память их положена 14 февраля как день, посвященный преподобному Исаакию, почивающему близ сих праведных здателей.

Интересное Вам

Выставки в Музее имени Андрея Рублева
Перспективы развития Музея имени Андрея Рублева
Памятник святому преподобному Андрею Рублеву
Иконы, с которыми побеждали
Образы второго пришествия Христа
Страж древнерусского искусства

Всякое дыхание Славит Господа!

Описание иконы и изображение
Акафист "Слава Богу за Все!"
Торжество православия

Икона Божией Матери "О Тебе Радуется"
Торжество Пресвятой Богородицы
Икона Божией Матери "Милующая"
Поздравление
С Днем Народного Единства и праздником иконы Божией Матери "Казанская"
O Казанском Соборе в Санкт-Петербурге

Количество просмотров материалов
34764

доска объявлений