Поиск

Православные выставки-
ярмарки: московские в 2017 г,
сокольнические

Пешеходные экскурсии
по Москве

Все московские выставки
в одном месте

Чудотворные иконы Афона

Икона дня

Строим храмы всем миром

Обзор росписей храмов
и монастырей online
Красота - великая сила.
Она может быть духовной.
Вы в этом месте уже были?

Иконы известных мастеров.
Их стоит увидеть.
Вы это уже видели?

Banners

Blue Flower

 

Источник http://hram-nikola.kiev.ua/o-presvyatoj-bogoroditse/chudotvornye-ikony/1193-sinajskaya-ikona-bozhiej-materi-altarnitsa-bematarissa

Это единственная икона на Синае, которая почитается монахами как чудотворная, хотя и не имеет специальной службы или отдельного дня празднования.

Сейчас она располагается в алтаре главной базилики, на ступенях древнего сопрестолия слева от Горнего места. Размещение этого образа в алтаре является давней традицией, давшей иконе ее особое монастырское имя «Бематарисса» (Алтарница). Однако, вероятно, это место не было первоначальным. Один из позднесредневековых греческих паломников на Синае засвидетельствовал расположение чтимого образа в пространстве перед иконостасом: «И на клиросе, где поют отцы, одна большая икона, вокруг представлены все праздники Пресвятой Богородицы; посредине изображена Богородица и эта икона разговаривала с монахом. И там висит неугасимая лампада...».

Рассказ об упомянутом чуде сохранил другой греческий автор XVI века – митрополит Паисий Родосский, оставивший подробное стихотворное описание Синая и его главных достопримечательностей; «Она (икона Богоматери) некогда провещала слово утешения иноку-эклесиарху. О божественный Промысел! Он замыслил отправиться с великим радением в божий град Иерусалим, чтобы благоговейно поклониться чтимым местам. Она же ему рекла: «Чадо, не утруждайся: достаточно для тебя оставаться здесь на служении обители, как в тихом пристанище».

Интересно, что синайская икона некоторое время находилась в руках латинян, а, возможно, для них и была написана. Об этом ясно говорит латинская надпись на фоне слева от лика Богоматери: «СОNDIТОR ЕSТ МUNDI QVЕМ VIRGО СОNTINENT ULNIS (Создатель мира, которого Цева держит на своих руках)». Такая надпись, богословски разъясняющая смысл изображения, совершенно не характерна для византийских икон. Однако содержание текста отражает византийское восприятие образа Богоматери с младенцем. В богословских трактатах, проповедях и описаниях изображений постоянно подчеркивается парадоксальная природа явленного младенца, который одновременно беспомощное дитя и вечно сущий на небесах создатель мира. В анонимном византийском стихотворении, описывающем икону Богоматери около 900 года, можно прочесть: «Младенец... который управляет всем, восседает на Ее коленях, как если бы он был на троне; того, кто своей рукой сотворил все, обнимают человеческие руки».

Основополагающий византийский принцип мистического «соединения несоединимого» дает ключ к пониманию синайской иконы. Младенец восседает на руках Богоматери в царственных золотых одеяниях, которые совершенно необычны по форме. Исследование византийской иконографии позволяет догадываться, что такие одеяния были призваны создать образ погребальной плащаницы в напоминание об Искупительной жертве Богомладенца. Грудь Христа опоясана красным шарфом, по всей видимости, указывающим на священническое служение. Эту идею акцентируют и специальные полосы на одеянии от плеч до подола, напоминающие о лентах-«источниках» архиерейского стихаря. Воплотившийся младенец представлен как Царь, Жертва и Архиерей, в полном соответствии с литургическим пониманием образа Христа, «приносящего и приносимого, приемлющего и раздаваемого».

Створки иконы с сценами из земной жизни Божией Матери 

На боковых створках триптиха изображено 12 сцен богородичного цикла. Они читаются слева направо и сверху вниз сразу на двух створках, представляя основные события детства и юности Богоматери до Благовещения, когда начинается новый этап Домостроительства спасения. Подробнее всего история Марии изложена в «Протоевангелии Иакова», хотя существуют сомнения в том, что византийские иконописцы использовали именно этот текст, считавшийся апокрифом и не признанный Церковью. На створках изображены: «Отвержение даров», «Иоаким и Анна, возвращающиеся из храма», «Молитва Иоакима в пустыне», «Молитва Анны в саду», «Встреча Иоакима и Анны у городских ворот», «Рождество Богоматери», «Ласкание Марии», «Введение во храм». Сложность с прочтением возникает только в нижнем ряду, где вначале изображено сравнительно редкое «Благовещение у источника». Затем следуют две загадочные, без ясных иконографических аналогий, сцены, представляющие Марию и Иосифа перед первосвященником.

Возможно, иконописец, не имевший перед глазами образцов, так изобразил испытание водою обличения, подтвердившее целомудрие Марии и ее обручника Иосифа. Цикл замыкает традиционное «Благовещение» в нижнем углу правой створки. Дважды повторенное «Благовещение», расположенное по краям двух крыльев, создает своеобразную символическую рамку для всего цикла, акцентируя его главный смысл – рассказ о предыстории Воплощения. Богородичные сцены как бы комментировали основную идею центрального образа Богоматери с младенцем. Синайский триптих дает самый ранний известный пример икон «Богоматери с житием» во всем византийском искусстве, которое именно в начале XIII века было особенно внимательно к повествовательному аспекту изображения и его литургическому истолкованию.

Знаменательно, что по замыслу триптих значительную часть времени должен был оставаться закрытым и открываться лишь в определенные моменты литургии и конкретные дни церковных празднований, являя образ Воплощения во всей его полноте и торжественности. На внешних сторонах створок были изображены процветшие кресты, написанные серой краской по красному фону.

Около одного надпись «IE XE». На другой створке по сторонам креста два текста: «IE XE NIKA» («Иисус Христос побеждай»} – надпись, обычно воспроизводившаяся на евхаристическом хлебе, и криптограмма «ФХФП», расшифровывающаяся в переводе с греческого как «Свет Христов просвещает всех» (возглас из литургии преждеосвященных даров). В форме графического символа и надписи, рисунок на закрытых створках передавал ту же идею Воплощения и Жертвы, что и образ Богоматери и сцены житийного цикла. Символическую взаимозависимость разных иконных программ триптиха подчеркивают образы архангелов над центральной аркой. Они были видны и при открытых, и при закрытых створках. Архангелы указывают на небесный характер явленных образов. Они склоняются с покровенными руками, как бы готовясь принять причастие, и тем самым ясно обозначают литургический контекст, в котором должны были восприниматься все изображения триптиха.

Обращаясь от иконографии к собственно живописным особенностям этой важной синайской иконы, можно отметить, что в целом она представляет провинциальный вариант позднекомниновского стиля. Трудно выделить какие-либо специфически западные черты, хотя латинская надпись, видимо, принадлежит к первоначальному слою. Для правильного понимания иконы важно учесть, что лик и одежды Богоматери были в поствизантийское время основательно прописаны критским мастером, находившимся под заметным влиянием западной живописи.

 

Праздничный свет Синая

Путеводитель по Святым местам на горе Синай

Количество просмотров материалов
42299

доска объявлений