Поиск

Православные выставки-
ярмарки: московские в 2018 г,
сокольнические

Пешеходные экскурсии
по Москве

Все московские выставки
в одном месте

Чудотворные иконы Афона

Икона дня

Строим храмы всем миром

Обзор росписей храмов
и монастырей online
Красота - великая сила.
Она может быть духовной.
Вы в этом месте уже были?

Иконы известных мастеров.
Их стоит увидеть.
Вы это уже видели?

Banners

Blue Flower

Источник http://www.icon-art.info/book_contents.php?book_id=59

Кузнецова О. Б.

Заметки о творчестве ярославского иконописца XVIII века Андрея Денисова

        В течение последних лет были найдены или отреставрированы произведения, прояснившие художественную манеру многих ярославских иконописцев последних десятилетий XVIII — начала XIX века — Логгина и Козьмы Шустовых, Михаила Соплякова, Степана Завязошникова, Климента Мокроусова. В настоящем сообщении предпринята попытка на основе обнаруженных нами архивных данных, обобщения опубликованных материалов, а также сведения воедино известных и неизвестных произведений выявить творческий облик еще одного ярославского мастера — Андрея Денисова.
 
Биографические сведения об этом художнике скудны, но позволяют обозначить примерные даты его жизни. Будучи жителем приписанной к ярославскому Спасскому монастырю Бутырской Ново-Федоровской слободы, А. Денисов упоминается в ее «Ревизской сказке за 1782 год».1 Согласно этому документу иконописец родился в 1750 г., и в 1782 г. ему было 32 года.2 Из «Ревизской сказки» узнаем также о составе его семьи. Жена мастера — Александра Андреева, 27 лет, названа дочерью певчего Спасского монастыря Андрея Иванова, написанного в окладе Угличского уезда экономического села Сигори. У Денисовых было трое детей: Василий, 5 лет, Дмитрий, 2 лет, Параскева, 7 лет. В семье Денисова жила его овдовевшая 53-летняя мать Авдотья Иванова, урожденная ярославская посадская. В «Ревизской сказке» также записаны отец художника — Денис Афанасьев, которому во время предыдущей переписи, в 1763 г., было 43 года, умерший в 1766 г., и сестра — Катерина Афанасьева, в 1763 г. ей было 30 лет, скончалась она в 1769 г.3 Поскольку Бутырская слобода соседствовала с земельными владениями Саввы Яковлева, хозяина полотняной фабрики — Ярославской Большой мануфактуры, не исключено, что занятия предков А. Денисова были связаны с ней, поэтому иногда он упомянут под фамилией Холщевников. Дата смерти художника не установлена, но, судя по дошедшим документам, произошло это после 1813 г.4
 
 
       ИЗОБРАЖЕНИЕ АНДРЕЯ ДЕНИСОВА неизвестным художником http://www.bibliotekar.ru/rusLubok/6.htm
 
Андрей Денисов принадлежал к мастерам-универсалам, он трудился как иконописец и как художник-монументалист. В составе ярославской артели, возглавляемой братьями Афанасием и Иваном Шустовыми, он участвовал в стенописи Никольской церкви Нерехты (1768–1769).5 В церковной летописи его имя названо четвертым, следовательно, несмотря на молодость, он принадлежал к ведущим мастерам художественной артели, работавшей в характерном стиле, сплавившем крупные формы итальянизирующих маньеристов — графиков Библии Пискатора с традиционным искусством фрески, поступательно развивавшемся с XVII в. Но в этом раннем монументальном произведении индивидуальность А. Денисова едва ли различима, и охарактеризовать его почерк затруднительно.
 
 
        Росписи Никольской церкви не единственная работа иконописца, связанная с Нерехтой. Он еще не раз возвращался в этот процветавший в XVIII в. город, например, писал иконы для Воскресенской церкви, освященной 4 июля 1780 г.6
 
        Выдающимся произведением, во всей полноте, раскрывающим дарование А. Денисова художника-монументалиста являются фрески церкви Петра и Павла в селе Поречье близ Ростова, где в настенной летописи он упомянут вторым, сразу после возглавлявшего артель Афанасия Шустова.7 Дата росписи неизвестна и устанавливается косвенным путем, между 1777 и 1787 гг. В 1777 г. скончался Иван Шустов — всегда работавший в паре с братом,8 1787 г. — дата смерти Афанасия Шустова.9 Среди участников артели названы сыновья Ивана Шустова: третьим — Козьма (ок. 1759 — после 1802) и последним — Логгин (1768–1804).10 Поскольку младшее поколение Шустовых могло быть привлечено к работе и упомянуто в составе артели только по достижении определенных навыков в монументальной живописи, то на этом основании, мы предлагаем датировку Петропавловской стенописи началом 1780-х гг.
1 Ревизская сказка Бутырской Ново-Федоровской слободы за 1782 год (ГАЯО. Ф. 100, оп. 18, ед. хр. 128, л. 23).
2 Там же. Л. 23.
3 Там же. Л. 23.
4 А. Денисов упомянут в двух деловых документах: во-первых, в договоре «Крашенинникова Федора о принуждении к расчету с крестьянином Андреем Денисовым. 1809 2 марта. 1 вязка, л. 2.», во-вторых, в договоре «Мокроусова Василья о принуждении к окончанию Мологской округи в селе Лацком в церкви позолотою иконостаса по договору, или поручителей его Завязошникова и Холщевникова. 1813 20 октября. 2 вязка, 91 л.». РГАДА. Ф. 807, оп. 2, ед. хр. 36, л. 80, 230 об. Алфавит К-П.
5 См. надпись на откосах северной церковной двери. Имена мастеров названы в книге: Демидов С. В., Кудряшов Е. В. Нерехта. М., 1996. С. 37–38.
6 Диев М. Город Нерехта в XVIII и в первой четверти XIX века. Отдельный оттиск из XIII выпуска Трудов костромского Научного общества. Кострома, 1920. 65–113 с. С. 83. Высказывание М. Диева приведено в современном издании о Нерехте. См.: Демидов С. В., Кудряшов Е. В. Указ. соч. С. 45.
7 Благодарю ростовскую исследовательницу Т. Л. Никитину и московского фотографа В. А. Купреянова, обративших мое внимание на стенописи Петропавловской церкви села Поречье. Летопись с перечислением имен художников находится на откосе южного входа. Во время поновления росписей в XIX в. летопись была перекрыта коричневой краской. В настоящее время происходит процесс самораскрытия авторского слоя, запись спадает чешуей, и можно фрагментарно разобрать следующее: «… АНАСИЙ ...ЕВ ШУСТО…, …Н…РЕЙ ДЕНИСОВЪ … …ВАНОВЪ ШУСТОВ …ТЪ ИВАНОВ …Ж…ВНИКОВ …НЪ … … …РЪ …ЕМЕНОВ ИК… КОВЪ ИРОНОД… ВАСИЛИЙ ИВАНОВ САРАФ… КО …АМТЪ … САРА… …Н ИВАНОВ ШУСТОВ ». По нашему мнению, реконструируются следующие имена: [Аф]анасий [Андре]ев Шустов, [А]н[д]рей Денисов, [Козьма] Иванов Шустов, […] Кружевников, [Петр] [С]еменов Ико[нни]ков, [В]асилий Иванов Сараф[анни]ков, Сара[фанников], [Логги]н Иванов Шустов.
 
8 Сказки 4 ревизии по г. Ярославлю о купцах и мещанах и дворовых людях и фабричных. 1782 г. (ГАЯО. Ф. 100, оп. 7, ед. хр. 253, л. 577).
 
9 Ярославская церковь Дмитрия Солунского. Метрическая книга 1782–1823 гг. (ГАЯО. Ф. 1118, оп. 1, ед. хр. 1281, л. 28). В документе говорится, что 1787 г. 11 апреля умер Козьма Андреев Шустов 67 лет чахоткою. Эти сведения относятся к Афанасию Шустову, вместо которого назван его племянник Козьма, с которым они жили вместе. Причем, отчество названо правильно.
 
10 ГАЯО. Ф. 100, оп. 7, ед. хр. 253, л. 577 об.; Ф. 100, оп. 7, ед. хр. 435, л. 114 об.; РФ ГАЯО. Ф. 115, оп. 1, ед. хр. 14.; Исповедная ведомость по Дмитриевской церкви. 1785–1820 гг. (ГАЯО. Ф. 1118, оп. 1, ед. хр. 1282, л. 29 об., 36, 42, 49, 56, 65, 73 об.)
 
11 Атрибуция стенописи Владимирской церкви в Нерехте принадлежит С. С. Чуракову, который первоначально считал, что знаменщиком артели был М. А. Сопляков. Позднее исследователь переменил точку зрения, и авторство стенописей связывал с братьями Шустовыми. См. об этом: Демидов С. В., Кудряшов Е. В. Указ. соч. Прим. 12. С. 27–29.
 
 
 
Икона Божией Матери "Избавление от бед страждущих" [1]

 

Празднование (местн.) в В книге "Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы" предположительно отождествляется с иконой Богородицы "Взыскание погибших", а точнее - с Борским списком последней. Однако, иконография этих изводов заметно отличается. Так, на иконе "Избавление от бед страждущих" Божия Матерь обращена вправо, обыкновенно изображена в венце, отличаются и сложение Её рук и поза Богомладенца.

Иконописный извод "Избавление от бед страждущих" утвердился в Русской Православной Церкви не позднее второй половины XVIIIвека. Так, в 1772 году он встречается внутри сложного иконописного сюжета, написанного ярославским иконописцем Андреем Денисовым [2].

В последние годы наиболее прославился чудесно обновляющийся список иконы в Арзамасском Никольском монастыре. В 1997 году на совершенно почерневшей иконе появилось светлое пятнышко, высветившее небольшую овальную часть иконы размером 10-15 см. С того времени икона постепенно очищалась без участия человеческих рук - особенно быстро прояснившаяся поверхность стала расти в середине лета 2000 года. Летом 2001 года, по уже значительно очистившимся его деталям, удалось достоверно определить иконографию образа [3]. Для молитвенного обращения к иконе составлен особый акафист.

Икона Божией Матери «Избавление от бед страждущих»

Источник http://www.yaroslavskiy-kray.com/501/shustovy.html

Литература

  • Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы с изложением пророчеств и преобразований, Изд. Рус. на Афоне Пантелеимонова мон-ря. М., 1904, 275.
  • Кузнецова, О. Б., "Заметки о творчестве ярославского иконописца XVIII века Андрея Денисова," X научные чтения памяти Ирины Петровны Болотцевой: Сборник статей, Ярославль, Аверс Пресс, 2006, 64–73, цв. илл. 18–23.
  • Георгия (Федотова), игум., "Избавление от бед страждущих," Русский Дом. Журнал для тех, кто любит Россию, 2004, № 6.

Шустовы

Шустовы (Иконниковы), династия ярославских иконописцев и живописцев XVII – XIX веках.

Андрей Емельянов Шустов (ок.1669 – 22.3.1748 гг.), иконописец. Жил в Дмитриевском и Власьевском приходах Ярославля. В соответствии с указом Петра I (1722 г.) определен от Синода для надзора по Ярославлю за качеством иконописания для «лучшего благолепия и чести святых икон». В 1730–31 годах вместе с сыном Афанасием участвовал в артели Федора Федорова по росписи церкви Михаила Архангела в Ярославле. В 1732–33 годах работал в церкви Иоанна Златоуста в Коровниках. Писал стенописи в Крестовоздвиженской церкви Ярославля (с 10 июня 1734 по 19 июня 1735 гг.), в Спасо-Пробоинской церкви Ярославля (с 8 июня по 9 сентября 1741 гг.), в Варваринской церкви Ярославля (с 18 июня 1742 по 29 сентября 1743 гг.).

Афанасий Андреев Шустов (ок.1712 – после 1780 гг.), иконописец–знаменщик, сын Андрея Емельяновича. Работал вместе с отцом в церквях Михаила Архангела, Иоанна Златоуста, Крестовоздвиженской, Спасо–Пробоинской. Расписывал церкви Петра Митрополита в Ярославле (1760–61 гг.), Спаса на Торгу в Ростове (1762–64 гг.), Казанскую церковь в Устюжне (1756–57 гг.), Успенский собор в Туле (1765–66 гг.), Никольской церкви в Нерехте (1767–69 гг.). Вместе с братом Иваном написал икону «Спас великий архиерей» (хранится в ЯХМ). Икона из местного ряда Власьевской церкви, внизу подпись: «1747 году писал Афанасий и Иван Шустовы».

Иван Андреев Шустов (ок. 1714 – до 1780 гг.), иконописец, сын Андрея Емельянова, брат Афанасия Андреева. Работал вместе с отцом и братом в церквях Михаила Архангела, Иоанна Златоуста, Крестовоздвиженской, Спасо-Пробоинской, Варваринской ( г.Ярославль), Спаса на Торгу (г.Ростов), в Успенском соборе (г.Тула), в Никольской церкви (г.Нерехта). Был женат (4.5.1740 г.) на ярославской посадской Анне Михайловне Серебрениковой.

Козьма Иванов Шустов (в монашестве Алимпий) (4.10.1758, Ярославль – после 1802 гг.), иконописец, сын Ивана Андреева, внук Андрея Емельянова. Был приписан к ярославскому купечеству. С 1799 года был послушником Югской Дорофеевой пустыни. 15 августа 1802 года пострижен в монахи. В 1800 году поновлял икону и починял крест для Успенского собора Ярославля. По данным https://geno.ru/node/72/?page=242: строитель монастыря Югской дорофеевой пустыни, почил 20.07.1813 в сане иеромонаха. Явление чудотворной Югской иконы Божией Матери в Рыбинске

Логгин Иванов Шустов (16.10.1767 г., Ярославль – 23.2.1804 г., Югская Дорофеева пустынь, похоронен там же, в северо-восточном углу Троицкого собора), живописец, альдерман, брат Козьмы Иванова, сын Ивана Андреева, внук Андрея Емельянова. Принадлежал к купеческому сословию. В 1793–98 годах служил при Синоде, осуществляя надзор за иконописанием. Эту должность до него занимали такие известные живописцы как Иван Зарудный и Мина Колокольников. Расписывал собор монастыря во имя Тихвинской иконы Божией Матери в Тихвине (1794–98 гг.), для выполнения стенописных работ собрал в Ярославле (1795 г.) бригаду мастеров в составе: А.С. и П.А.Иконниковы, Ф.П.Басалаев, В.И. и В.В. Сарафанниковы, А.В.Мартынов, А.К.Холщевников, Ф.А.Мясников, Н.В.Кисельников, Т.А.Гребенщиков, Ф.П.Новотельнов. С 1799 года работает в Ярославле. В начале XIX века безвозмездно расписывает «в греческом стиле» Троицкий собор в Югской Дорофеевой пустыни. Сохранилась легенда о чудесном явлении Логгину Иапнову основателя пустыни преподобного Дорофея.

Афиноген Логгинович Шустов (20.7.1786, Ярославль – 26.9.1813 гг.), живописец, иконописец. Сын Логгина Иванова, внук Ивана Андреева, правнук Андрея Емельянова. В 1795 принят в число воспитанников АХ, обучался в историческом классе. В 1804 году отпущен в Югскую Дорофееву пустынь, для окончания живописных работ, начатых его умершим к тому времени отцом. В 1805 году награжден большой золотой медалью, а в 1806 году выпущен из Академии Художеств в звании художника первой степени. Писал и реставрировал иконы для разных церквей.

Казакевич Т.Е., Кузнецова О.Б.

http://wyksa.ru/2014/11/12/let-iverskoi-obiteli-na-vykse-istoriya-odnogo-zaxoroneniya.html

Изображение Иконы "Спас Великий Архиерей"

взято по ссылке http://art.1september.ru/article.php?ID=200702402

С творчеством братьев Афанасия и Ивана Шустовых, их отца Андрея Емельянова Шустова, детей Козьмы и Логгина. Только в Ярославле братья Шустовы участвовали в росписи семи храмов, под руководством Афанасия расписан собор в Туле (1765-1766). Из сохранившихся, наиболее известна икона "Спас Великий Архирей" (1747) Афанасия и Ивана Шустовых. На этой редкой по иконографии иконе Христос изображен в виде царя и первосвященника ( на основе текстов 1-го Послания Апостола Павла к Тимофею).Замкнуть логическую цепочку о росписи нашего собора потомками знаменитых артельщиков не удалось. Да и , слава Богу.

Источник http://www.yaroslavskiy-kray.com/464/soplyakovy.html 

Сопляковы

Сопляковы (иначе Иконниковы), династия ярославских иконописцев XVII – XIX веков, жили в Коровницкой слободе Ярославля, в приходе церкви Иоанна Златоуста.

Родоначальником династии считается Иван Матвеев (ок. 1664 г. – после 1710 г.), сын рыбака Матвея Кондратьева. Возможно, что первые навыки в иконописи получил у своего соседа, первостатейного мастера Оружейной палаты Дмитрия Афанасьева. В 1694-95 участвовал, а росписи церкви Иоанна Предтечи в Толчкове.

Алексей Иванов (ок. 1697 г.– 2.11.1744 г. г.Ярославль), сын И.М., выдающийся иконописец-знаменщик. В 1730 году участвовал в росписи церкви Михаила Архангела в Ярославле под руководством Федора Федорова. В 1732 годуА.И. сам становиться знаменщиком и главой ярославской иконописной артели. Для его творчества характерно безупречное мастерство композиции, прекрасное понимание задач синтеза живописи и архитектуры, просветвленная изысканная цветовая гамма. В Ярославле А.И. участвовал в росписи церквей Иоанна Златоуста (1732-33 гг.), Крестовоздвиженской (1734-35 гг.), Вознесенской (1736 г.), Спасо-Пробоинской (1741 г.), Варваринской (1742-43 гг.).

Михаил Алексеев (ок. 1722 – 28.11.1799 гг.), сын А.И., внук И.М., иконописец. Вместе с отцом участвовал в росписи Спасо-Пробоинской церкви. В 1760-61 годах участвовал в росписи церкви Петра Митрополита в Ярославле. Работал в церкви Спаса на Сенях в Ростове (1762-64 гг.), Успенском соборе в Туле (1765 г.), Казанской церкви в Рыбинске (1767-68 гг.), церкви Косьмы и Дамиана в Твери (1770-71 гг.), Владимирской Богоматери (1775 г.) и Казанской Богоматери (1780 г.) в Нерехте. Умер от чахотки.

Ефим Михайлов (20.01.1744 – 3.05.1802 гг.), сын М.А., внук А.И. Вместе с отцом расписывал Успенский собор в Туле и Казанскую церковь в Рыбинске. В 1775-78 годах участвовал в росписи Успенского собора в Костроме. В 1797-1800 годах по заказу церковного причта выполнял живописные работы в храмах родного прихода. Умер от чахотки.

Семен Ефимович (ок. 1779 – до 1813 гг.), сын Е.М., внук М.А. Поновлял иконы в церкви Иоанна Златоуста (1801 г.)

Источник http://www.yaroslavskiy-kray.com/362/zavyazoshnikovy.html

Завязошниковы

Завязошниковы, семья ярославских иконописцев XVIII - XIX ввеков Стефан (Степан) Григорьев З. (2.8.1741, г. Ярославль - 27.12.1792 гг. там же), иконописец Благовещенского прихода.

Степан Завязошников
Икона "Рождество Христово"
1786 год.
Собрание Ярославского художественного музея.

http://yarportal.ru/topic786322s0.html?

Участвовал в росписи Успенского собора в Туле (1760-66 гг.), Казанского собора в Рыбинске (1767-68 гг.), Успенского собора в Костроме (1775-78 гг.), Воскресенской церкви в Пучеже (1780 г.) и др. В собрании ЯХМ находится подписная икона С.Г. "Рождество Христово", написанная им в 1786 году по заказу Дарьи Ораловой. Был женат на посадской Екатерине Осиповне Курициной.

Семен Степанович З. (1.9.1772, г. Ярославль - 12.12.1855 гг., г. Ярославль, похоронен на Леонтьевском кладбище), художник, реставратор, ремесленник иконописного цеха. Сын С.Г. Принадлежал к мещанскому сословию. Создал и поновил большое количество икон и стенописей, работал во многих церквях Ярославля (Благовещения, Богоявления (1808 г.), Варвары Великомученицы, Власия, Вознесения, Иоанна Богослова, Иоанна Златоуста (1809 г.), Козьмы и Дамиана, Николы Надеина, Симеона Столпника) и в Успенском кафедральном соборе. В 1801-1805 годах уезжал для работы в Кронштадт. В 1806-1809 годах вместе с подмастерьями Х.П.Дряниным (1775-1816 гг.) и В.Петровым выполнил настенную роспись церкви Святителя Леонтия на городском кладбище. Реставрированная в 1812 году С.С. икона XVII века работы мастера круга Семена Спиридонова Холмогорца «Василий Великий с клеймами жития» с автографом реставратора находится в экспозиции ЯХМ. В 1836-38 годах, вместе с М.В.Сарафанниковым реставрировал местные иконы в церкви Ильи Пророка. В 1838-40 годах С.С. поновлял стенопись Введенского собора Толгского монастыря. В 1848-52 годах выполнял различные работы в Ярославском Успенском соборе. Был женат на Федоре Петровне Дряниной (3.11.1790 г.). Работал до глубокой старости.

Казакевич Т.Е., Шемякин А.И.

Источник http://www.yaroslavskiy-kray.com/123/ikonopisnoe-iskusstvo-yaroslavlya-xviii-xix-vekov.html


Мокроусов К. Крашенников Ф.
Рама с клеймами.
История Нерукотворного Спаса
и страстей Христовых.1796г


Мокроусов К. Крашенников Ф.
Рама с клеймами.
История Нерукотворного Спаса
и страстей Христовых.1796г

Иконописное искусство Ярославля XVIII-XIX веков

Иконописное искусство Ярославля, старинного «культурного гнезда» России отличает преемственность форм на протяжении нескольких столетий. Наряду с прославленными произведениями XVI-XVII веков значительную часть художественного наследия составляют иконы XVIII -XIX веков. Ярославская иконопись позднего периода совершенно не исследована и ждет своего изучения и систематизации. На современном уровне знаний о церковной живописи Нового времени, возможно, лишь наметить основные вехи периодизации и охарактеризовать некоторые черты ее эволюции.

Характер ярославского искусства определялся жизненным укладом города. Несмотря на перемещение торговых путей на северо-запад и сосредоточение их вокруг Петербурга, Ярославлю удалось сохранить свое значение важного торгового центра на Волге. Развитие мануфактурного производства упрочило его экономическое положение в этот исторический период. Новшества не сразу получили признание, преобразования сложившегося столетиями быта происходили медленно. В соответствии с этим иконопись на протяжении долгого периода соседствовала с появившимся светским искусством. Художественное ремесло приходило в упадок постепенно, отличаясь поразительной жизнестойкостью и способностью осваивать новое.

На протяжении XVIII – XIX веков можно выделить несколько периодов характеризующихся чертами своеобразия. В первой трети XVIII века ритм художественной деятельности мало отличался от последних десятилетий предшествующего столетия, было создано большое количество монументальных росписей и икон. В дальнейшем церковное строительство практически замерло, достраивались уже существующие храмы, их внутреннее убранство лишь дополнялось и совершенствовалось. Во второй половине XVIII века, поскольку потребность в художественных работах в городе уменьшилась, ярославские артели работали за пределами Ярославля, в городах Верхнего Поволжья, средней полосы России, создавали иконное убранство и стенописи в сельских церквах. Некоторый подъем культурной жизни, активизация художественных работ отмечались в последней четверти XVIII века в связи с открытием Ярославского наместничества (1777 г.) и переносом архиерейской кафедры (1789 г.) из древнего Ростова в Ярославль. В XIX веке опыт и высокий профессионализм местных иконописцев были устремлены, главным образом, на поддержание имеющегося наследия, на подновление икон и стенописей, занимались они и светской живописью.

Иконопись XVIII веке отличало нарастание декоративной выразительности и углубление семантики образов.

Степень переработки новшеств была различной, но основная тенденция заключалась в том, что иконографический образец с помощью традиционных методов построения многопланового пространства, «переводился» на язык иконописи. Копирование иконографических образцов не было для ярославцев самоцелью.

Церковное искусство стремилось своим содержанием соответствовать духу времени. В иконописи XVIII веке широко привлекались новые литературные источники, которые становились основой для сочинения не существовавших ранее иконографий. В живописи, говорившей на языке, сложившемся в средневековье, происходило переосмысление стилевых форм барокко, рококо, классицизма, приходивших из современного светского искусства. Сохраняя структуру иконы в целом, мастерам приходилось порой идти на отступления в деталях. Расшатывался принцип средневекового творчества, заключавшийся в единосущности целого и составляющих его частей.

Одной из самых распространенных форм ярославского искусства конца XVII века, а затем и XVIII века была живописная рама. Своими истоками связанная с развитием жанра житийной и бытийной иконы, она привлекала многообразием своих выразительных возможностей. Рама с клеймами собирала внимание на идейно значимой центральной части произведения и углубляла образное содержание средника. В духе барокко мотив рамы был осознан как эффектный декоративный элемент. Тесная связь обрамления с форматом произведения, позволяла передать эмоциональный тон образа. В конце XVIII века особенно ценилась способность живописной рамы связывать в одно целое различные зоны изображения, сохраняя их самоценность. Это качество позволяло не только объединять разнородные по стилю средник и обрамление, но и вводить в произведение клейма с трехмерной организацией пространства, как миниатюрные религиозные картины.

Вероятно, именно в иконописи середины XVIII века, для которой был свойствен пафос открытий, широта и разнообразие художественных поисков, связанных с мощным влиянием барочного искусства, появилось «двуязычие», то есть мастерское владение приемами церковной и светской живописи, выработалось сознательное стремление к размежеванию этих сфер. Так, для подписной датированной иконы братьев Шустовых «Ты еси Иерей» 1747 года характерен энергичный абрис фигуры, активные градации света и тени, акцентирующие объем, пространственный прорыв, напоминающий плафонную роспись. Но приемы, свойственные традиционной живописи (перекрытие одного предмета другим, усиление линейных ритмов, образующих узорные плоскости, использование таких декоративных элементов как орнаменты, картуши) нивелировали эффект религиозной картины. В середине века работали выдающиеся ярославские иконописцы Алексей Сопляков и его сын Михаил Алексеев, братья Афанасий и Иван Шустовы, Иван Горин и др.

Последние десятилетия XVIII – начала XIX века, - эпоха раннего классицизма, ознаменовалась возвращением к «преданию», программной ориентацией на повторение местного самобытного иконописного стиля второй половины XVII века. Но активное взаимодействие с формами светского искусства не прошло бесследно, иконопись предшествующего столетия стала восприниматься сквозь призму новых умений и приемов. Связанный непрерывной традицией с искусством XVII века изобразительный язык конца XVIII века при внешнем сходстве все-таки имел свои отличия. Декоративность стала существенной чертой ярославской церковной живописи, стилистика иконы приобрела небывалую изощренность и рафинированность. Образы характеризовались строгостью, внутренней статичностью, церемониальностью. Нарушилась соразмерность большого и малого, порой огромный размер иконных досок вступал в противоречие с дробным, практически не читаемым миниатюрным наполнением. Отточенность форм и обилие золота (золотопробельное письмо) роднило иконы с ювелирными изделиями. Наиболее полно черты искусства этого периода отразились в ансамбле настолпных, местных икон ярославского Успенского собора к. XVIII – начала XIX веков, в творениях создавших их ярославских иконописцев Федора Крашенинникова, Климента Мокроусова, Ивана Смирнова и др.

В дальнейшем, в XIX веке стремление к сохранению иконописной формы вело с одной стороны к стилизации в духе ярославской классики конца XVII века, а с другой - к влиянию на иконопись академического и бытового искусства середины XIX века.

Кузнецова О.Б.

Интересное Вам

Выставки в Музее имени Андрея Рублева
Перспективы развития Музея имени Андрея Рублева
Памятник святому преподобному Андрею Рублеву
Иконы, с которыми побеждали
Образы второго пришествия Христа
Страж древнерусского искусства

Всякое дыхание Славит Господа!

Описание иконы и изображение
Акафист "Слава Богу за Все!"
Торжество православия

Икона Божией Матери "О Тебе Радуется"
Торжество Пресвятой Богородицы
Икона Божией Матери "Милующая"
Поздравление
С Днем Народного Единства и праздником иконы Божией Матери "Казанская"
O Казанском Соборе в Санкт-Петербурге
Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге

Количество просмотров материалов
106192

доска объявлений