Поиск

Православные выставки-
ярмарки: московские в 2018 г,
сокольнические

Пешеходные экскурсии
по Москве

Все московские выставки
в одном месте

Чудотворные иконы Афона

Икона дня

Строим храмы всем миром

Обзор росписей храмов
и монастырей online
Красота - великая сила.
Она может быть духовной.
Вы в этом месте уже были?

Иконы известных мастеров.
Их стоит увидеть.
Вы это уже видели?

Banners

Blue Flower

Из четырех категорий только одна приносит плод: иное семя упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто.

А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и прино­сят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат (ст. 8, 20).

Это натуры цельные, у которых слово не рас­ходится с делом и которые, слушая и восприни­мая слово Божие, пытаются его исполнить и жить по его указаниям. Но и у этих людей, отзывчи­вое и искреннее сердце которых представляет доб­рую почву, повиновение евангельскому слову не бывает у всех одинаково полным и совершенным, ибо иной приносит тридцать, иной шестьдесят, иной сто. Это значит, что один в силах выпол­нить третью часть того, что от него требует выс­ший идеал христианского совершенства, другой — почти две трети, и лишь немногим удается ис­полнить все полностью и в совершенстве. Это натуры избранные. Это те, о которых Господь говорит:нашел Я мужа по сердцу Моему… кото­рый исполнит все хотения Мои (Деян. XIII , 22).

Таких людей немного. Но как ярко сияют они на тусклом фоне тепло-холодного отношения к Евангелию большинства современников, вялых, дряблых, слабых в добре, и как возвысило и про­светило их душу слово Божие, которому они отда­лись беззаветно и которое исполнили до конца!

Вот преподобный Антоний Великий. Два еван­гельских изречения произвели решительный пе­релом в его душе и направили его на путь, при­ведший к высшим степеням святости. Однажды вскоре после кончины своих родителей, будучи еще юношей 18-20 лет, он услышал в церкви слова Господа: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим… и следуй за Мною. Он принял эти слова за совет, обращенный непосредственно к нему, и испол­нил его буквально, раздав имение бедным. В дру­гой раз, услыхав слова Спасителя: не заботьтесь о завтрашнем дне, он почувствовал в них власт­ный призыв, которому беспрекословно подчинился: покинул дом и ушел в пустыню, чтобы, осво­бодившись от всяких забот, в подвигах аскети­ческой жизни отдаться Тому, Чья воля стала для него высшим законом. Слово принесло в нем сто­ кратный плод.

Источник изображения http://opt-1287642.ssl.1c-bitrix-cdn.ru/images/

publication/0_6c3ce_4bd205fa_XL.jpg?1538682528156715

Вот преподобномученица Евдокия, первона­чально великая грешница, очищенная и преоб­раженная словом Божиим, подобно тому горя­щему углю, который взял клещами с жертвен­ника Господня шестокрылатый Серафим, чтобы коснуться уст пророка (Исх. VI , 6-7).

В миру ее звали Марией. Она была дивно хо­роша собой, и в этом было ее несчастье. Успех, лесть, всеобщее поклонение вскружили ей голо­ву. Мария вела суетную, легкомысленную свет­скую жизнь, снаружи нарядную и блестящую, но по содержанию пустую и пошлую. Пиры, раз­ влечения всякого рода заполняли все ее время, не давая ей опомниться, прийти в себя. Но под внешностью светской львицы таилось доброе сер­дце и отзывчивая душа. Это ее спасло.

Преподобномученица Евдокия Илиопольская

изображение взято по ссылке https://i4.stat01.com/1/8659/86583697/afacdb/evgeniya-rimskaya-ikona-na-dereve.jpg

Однажды около той гостиницы, где пировала Мария, окруженная толпой поклонников, оста­новились в нерешительности два старца-инока. Видно было, что они пришли издалека. Их ноги и одежда были покрыты пылью, избитая, потре­панная обувь говорила о дальней дороге. Они были утомлены, и им хотелось отдохнуть в гос­тинице, но звуки музыки и веселое общество их пугали. Наконец они решились войти. Их поме­стили рядом с пиршественным залом в комнате, отделявшейся лишь тонкой перегородкой.

Шумная оргия продолжалась. Слышались бес­стыдные речи. Опьяненная Мария танцевала со­блазнительный, сладострастный танец.

Кто-то вспомнил о старцах.

—    Посмотрим, что они делают? То-то, должно быть, намолятся!

—    Оставьте их в покое, — сказала Мария с улыбкой.

Но уже несколько беспутных гуляк скучились у перегородки, прислушиваясь к тому, что дела­лось за ней.

— Тсс… Тигле! Что-то читают! Послушаем!

Шум умолк. В наступившей тишине слышал­ся слегка заглушенный стеной голос читавшего старца.

Он читал:

И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фари­сея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром (Лк. VII, 37-38).

—    Вот нашли место для подобных чтений! — воскликнул один из молодых гуляк. — Эй, вы там!..

—    Оставь! — вскричала Мария. Лицо ее становилось все серьезнее по мере того, как развертывалась чудная евангельская история о прощенной грешнице. Она сама не понимала, что с ней делалось.

Старческий голос продолжал:

А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много(Лк. VII , 47).

—       Ну ты-то уж не станешь заботиться об этом! — шепнул Марии самый юный из гостей.

Громкий вопль был ему ответом. Все вздрог­нули. Мария стояла вся трепещущая. Смертель­ная бледность покрывала ее лицо. Темные очи горели пламенем.

— Прочь от меня все! Оставьте меня!..

В ее сердце горели эти дивные слова о проще­нии, о спасении, о милосердии Божием. Так засох­шая земля жадно глотает влагу весеннего дождя.

Смущенные гости расходились. Мария броси­лась за перегородку к изумленным старцам. Мгновенное изумление последних сменилось не­годованием.

—   Уйди от нас! — сказал один из них сурово. —
Или нет в тебе стыда?!

—   Отцы, не отвергайте меня! Я — грешница,
но Господь не отверг блудницы!..

Она прильнула устами к запыленным ногам старцев: грешница Мария стала святой Евдоки­ей. Слово Божие принесло стократный плод.

Какие уроки извлечем мы из всего сказанно­го? Если мы действительно хотим, чтобы еван­гельское семя давало в нас обильный плод и на­мерены серьезно трудиться над этим, то должны изучить почву своего сердца и выяснить, что именно мешает произрастанию слова Божия. По­думайте, к какому типу вы принадлежите? Пред­ставляет ли ваше сердце проезжую дорогу или каменистую почву или семена слова Божия гибнут в нем, заглушенные терниями мирской суеты?

Надо при этом иметь в виду, что указанные типы в чистом виде редко встречаются. Обыкно­венно в человеческом сердце есть всего понемно­гу, и тип можно определить лишь преобладани­ем той или другой черты.

Определив особенности почвы, можно указать и применить особые приемы обработки сообраз­но с каждым родом почвы. Конечно, здесь все время необходимо помнить, что насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий (1 Кор. III , 7), Который единственно Своей силой может самую бесплодную почву сделать плодоносной и, наоборот, плодородную ниву об­ратить в пустыню, и что к Нему, следовательно, прежде всего должны быть обращены наши мо­литвы и прошения об успехе работы. Но при этом уповании на Бога как главном условии успеха мы все-таки не освобождаемся от обязанности рабо­тать под собой, ибо кто разумеет делать добро и не делает, тому грех (Иак. IV, 17).

Итак, что можем мы сделать?

О первой разновидности первого типа говорить почти не приходится, ибо психика людей этого сорта не заключает в себе даже желания стать нравственно лучше и чище. Из тупого животно­го самодовольства их может вывести разве ка­кая-либо катастрофа, посланная благодетельным промыслом Божиим. О них можно только мо­литься, но советовать им что-либо бесполезно, так как при обычных условиях они никакого совета исполнить не захотят. Две другие разно­ видности, как мы видели, обращены в проезжую дорогу массой разнообразных пестрых впечатле­ний, которые, проносясь через сознание, подоб­но бесконечной веренице экипажей и прохожих, утрамбовывают почву, то есть делают душу жест­кой, черствой и невосприимчивой к слову Божию. Ясно, что первая наша забота здесь — по­ставить загородки, чтобы по дороге не ездили и не ходили. Говоря простым языком, это значит задержать или совсем остановить тот поток не­ связных восприятий ежедневной жизни, который назойливо теснится в мозгу, загромождая его всяким хламом.

Подумайте, в самом деле, сколько всякой дря­ни проходит каждодневно через голову среднего так называемого культурного человека! Одна утренняя газета чего стоит! Тут и лживая передо­вица, освещающая события так, как это нужно редакции; тут и фельетон, полный скабрезного зубоскальства; тут и хроника, передающая все базарные новости; тут и объявления о пропав­шей моське и о враче, радикально излечиваю­щем половое бессилие. Прочитав все эти «полез­ные» сведения, вы чувствуете потребность, по крайней мере, два часа гулять на свежем возду­хе, чтобы проветриться. Далее, приходите вы на службу и сразу узнаете ряд других новостей: у кого сбежала жена, кто из коллег проворовался, кто получил повышение и награду и т. д. Возвра­щаетесь домой — у вашей жены уже сидит при­ятельница, патентованная сплетница, которая вываливает на вас целый короб самых свежих, только что испеченных известий. Вечером вы идете в театр, и снова перед вами проходит но­вая вереница происшествий, речей, монологов, различных лиц, зрителей, актеров, знакомых и незнакомых, старых и молодых, нарядных и пло­хо одетых, вся эта волнующаяся, шумливая, веч­но изменчивая толпа, наполняющая места зре­лищ. Прибавьте к этому заключительный аккорд ресторанного ужина с впечатлениями электри­ческого света, разряженных женщин, дешевого оркестра и т. д. — и вы поймете, что, пожив ме­сяц в этом кипящем котле внешнего разнообра­зия, мимолетных эффектов и внутренней пусто­ты, можно и очерстветь, и одуреть. Об успехе и влиянии на душу слова Божия при такой обста­новке и речи быть не может. Но поставьте рогат­ки, откажитесь от этого шума и суеты, ограничьте всеми зависящими от вас мерами этот наплыв впечатлений, живите более уединенной жизнью, обязательно обеспечьте себе часы углубленной вдумчивости и тишины — и вы увидите, что по­чва вашего сердца станет постоянно меняться и глубже воспринимать ростки Божьего слова.

У людей второй категории препятствием к про­израстанию евангельского семени служит камен­ный пласт себялюбия. Сюда и должны быть об­ращены усилия. Этот пласт надо взломать и уда­лить. Так обрабатывают поле в Финляндии. Что­ бы приготовить почву для посева, там необходи­мо сначала удалить массу громадных валунов и каменных обломков, загромождающих поле. Эти камни или взрывают, или выкорчевывают из грунта, подводя под них длинные толстые брев­на. И надо видеть эту работу! Подводя под гро­мадный камень бревно, целая семья крестьян — владельцев или арендаторов поля — садится на свободный его конец и начинает качаться. Они качаются настойчиво, методически, качаются утром и вечером, качаются день, другой… И на­конец массивный валун начинает слегка вздра­гивать и тихо-тихо выворачиваться из земли. Это трудная, скучная работа, но другого исхода нет: надо очистить поле. Нелегкая работа предстоит и с самолюбием. Вырвать его и удалить сразу нет никакой возможности, но можно отламывать его кусками. Не следует только жалеть себя.

Допустим, вас просят оказать услугу. Вам не хочется, ибо это связано для вас с потерей вре­мени и другими неудобствами. Ваше себялюбие протестует и ворчит. Не слушайте этого голоса, преодолейте себя и, победив на этот раз свое не­ желание и саможаление, вы уже отломили ку­сок себялюбия. Продолжайте эту работу настой­чиво, упорно, непрерывно, как работают финские крестьяне, и мало-помалу ваше себялюбие станет смягчаться, слабеть и исчезать, уступая мес­то лучшим чувствам самопожертвования и забо­ты о других. Тогда корни слова Божия будут глубже проникать в сердце и не погибнут от пер­вой невзгоды.

Наконец, людям третьей категории, у кото­рых терния заглушают всходы евангельского по­сева, нужно помнить, что маммоне и Богу одно­временно служить нельзя, что надо выбирать что- нибудь одно, и раз избрано служение Богу, то терния и сорную траву суетных желаний и мир­ских пристрастий надо тщательно выпалывать, иначе они разрастутся и заглушат слово Божие. При этом полезно помнить, что чем раньше про­изводить эту работу, тем лучше. Пока терния только в зародыше, их легко выполоть.

Пока греховные желания существуют только в мыслях и не перешли еще в дело, их легче побороть. Но они укореняются, когда осуществ­ляются в действии, и тогда борьба с ними стано­вится труднее.

Когда почва таким образом сколько-нибудь подготовлена, то сама обработка души, содейству­ющая успешному произрастанию слова Божия, производится по старому правилу аскетов: паши плугом покаяния, удобряй молитвой, орошай слезами сокрушения и постоянно выпалывай дур­ную траву страстей.

( взято на православном портале «Православие и мир»  )

Примеры благочестивых людей на сайте - Жизнь во Христе

Беседа об истинном христианстве, или о подвиге.

 

Интересное Вам

Выставки в Музее имени Андрея Рублева
Перспективы развития Музея имени Андрея Рублева
Памятник святому преподобному Андрею Рублеву
Иконы, с которыми побеждали
Образы второго пришествия Христа
Страж древнерусского искусства

Всякое дыхание Славит Господа!

Описание иконы и изображение
Акафист "Слава Богу за Все!"
Торжество православия

Икона Божией Матери "О Тебе Радуется"
Торжество Пресвятой Богородицы
Икона Божией Матери "Милующая"
Поздравление
С Днем Народного Единства и праздником иконы Божией Матери "Казанская"
O Казанском Соборе в Санкт-Петербурге
Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге
Владимирские музейные работники
начали создавать комиссию
по взаимодействию с Церковью

Количество просмотров материалов
130155

доска объявлений